Истории

Отчет о Веломарафоне 200 км “Столица гетьманов” (Бревет 200км Kyiv Bicycle Club)

Маршрут на Strava

Отчет George Strul 

Вообще, нам с Ольга Жалюк ехать этот бревет было не обязательно – свои двухсотки мы откатали еще в начале сезона. Но хороший прогноз погоды и жажда приключений взяли свое – плюс ко всему, мы подбили целую толпу наших друзей на это событие – все они уже ранее катали сотки и прочее, поэтому бревет с дистанцией в 200 км не должен был быть для них чем-то сложным. Дурной пример заразителен)

Утро. Просыпаюсь, завтракаю, проверяю свое снаряжение – все в норме. Велосипед, днем ранее, был наконец таки помыт и вычищен от лишней грязи, налипшей на нем за сезон, подседельная сумка упакована минимально необходимым набором вещей и еды – выдвигаюсь на встречу с Максим Перепелиця. Живет он не так далеко от меня, поэтому решил упасть на хвост по пути на вокзал. Не смотря на то, что бревет был киевским – точка старта располагалась в Триполье-Днепровском и добираться туда необходимо было на электричке. Особо упоротые, насколько я слышал, приехали из Киева своим ходом – действительно, что там те двести километров.

Подъезжаем на вокзал, встречам там Anastasia Gill – полную оптимизма и энергии. У нее опасений не было никаких – желания с наскоку проехать двести, да еще по таким холмам, которые были на маршруте (который действительно не простой) нисколько не убавилось, наоборот, она была решительно настроена уложиться в лимит времени, стандартный для такой дистанции 13 часов 30 минут.

Отправляюсь за билетами на электричку – занимаю очередь, среди бабок и дачников уже готовых порвать глотки друг другу за попытку проскочить к заветному окошку без очереди. В толпе уже наводила кипишь какая-то слишком громкая женщина – насколько я понял, ей не выдавали заранее купленный билет по паспорту и требовали пенсионное удостоверение. Очередь доходит до меня – покупаю 4 билета на сумму 54 гривны. А с собой есть только две купюры по 50 грн. Протягиваю их, на вопрос кассирши “А есть ли помельче купюры?” изображаю пантомиму из разряда “я усердно ищу мелкие деньги в сумке, зная что их у меня нет, только для того, что бы она поняла что тут ваще голяк – мелкого бабла нет”. Принимая правила моей игры, кассирша вздыхает и начинает отсчитывать мне сдачу с сотни, купюрами по одной гривне – почувствуй себя маршрутчиком, парниша. Смотрю на пачку денег, которую она протягивает мне, делаю скорбный вид только для того, что бы она не догадалась, что победителем из этой ситуации вышел таки я – такой кучей мелочи удобно расплачиваться в деревенских магазинах, где редко когда могут найти сдачу.

Довольный этой игрой в “вокзальный покер” – выхожу на улицу. Приветствую Ольга Жалюк и с третьей попытки раздаю всем билетики правильно, путая где находиться багажный и пассажирский. Поскольку мы приехали почти за час до отправления электрички, чтобы сесть на “лухури” места – топаем на перрон, в надежде занять выгодную (по возможности) позицию у дверей и иметь возможность прицепить велосипеды без лишней мороки.

Подъезжает поезд – мы на низком старте. Сходу удается отрезать бабок с тележками от входа в наш тамбур – начинаем передавать велы. Располагаем их в первом “купе” возле тамбура, где еще одинарная сидушка – туда сразу помещается четыре велосипеда. Сами занимаем соседние лавочки и ожидаем отправления – травя истории и рассказывая анекдоты. Уселись на лавочки, @Максим Перепелица обращает мое внимание на то, что на моей белой велоджерси, спереди оказался масляный черный отпечаток звезд с моего велосипеда – пока цеплял свой тяжелый корч, видать успел прислонить его к себе поближе. Достаю влажную салфетку (она еще сыграет свою очень важную роль), ребята протирают себе линзы в очках, после них пытаюсь оттереть маленькое черное пятнышко в стороне от основного огромного пятна – понимаю, что дело гиблое и размазывать равномерным слоем грязь по белой майке очень не хочется. Оставляю как есть, на сегодня сойдет за новый принт.

Тем временем в вагон начинают набиваться остальные рандоннеры: заходит Ashton Tricky – цепляет свой вел у меня перед лицом, другая девушка-рандоннер ищет место где прицепить свой карбоновый болид – не беда, перед нашими носами есть еще пространство, Владислав Третьяк (Влад Третья) – места для зацепа его шоссера уже нет, прислоняет к лавочке “багажного отделения” под нашими байками, Жека Оооооооо тащит своего двухподвесного монстра по проходу, Андрей Макаров (Andrey Makarov) – пытается пройти дальше тамбура, но все уже занято велосипедами – остается стоять там. Ему в затылок дышат еще два или три велосипедиста – в тамбур зайти очень проблематично.

Слышим инопланетянское приветствие от машиниста “хрм мбрл мкрмлн” – это значит что двери закрываются и мы двигаемся в путь. На последующих станциях народ, который залезал через стихийную велопарковку в нашем тамбуре, был очень доволен. Одна тетенька долго брызгала слюной и возмущалась что “поназанимали тут ото своими лисапетами, людЯм сесть негде”. На что ей было отвечено, что все места оплачены, включая багаж. Вторым голосом ей вторил дядька мол “непочеловечески” и “чего велосипед занимает место а я тут стою и ваще кок-кок кудах-тах-тах”. После того, как им показали билеты практически все велосипедисты – эти особы наконец умолкли. Всю дорогу дальше, таких людей больше не попадалось – всем им приходилось бежать в другой тамбур, по причине heavy parking’а в нашем. Ну и слава богу.

Станции за две готовимся к высадке – все потихоньку начинают снимать с вешалок свой транспорт, возвращаю девушке, которая сидела позади, ее карбошоссер, она уносит его в другой конец вагона, делаем краткий брифинг по выгрузке. Остановка – и на нашей станции начинается дикобразие: тяга стоит всего минуту-две, а нужно высадить почти сорок рандоннеров из вагонов. Народ начинает выгружаться, места для маневра в вагоне становиться больше. В спешке снимаю и передаю велосипеды их хозяевам. Последним хватаю свой корч, в очередной раз жалею что стальные мтб велосипеды совершенно не предназначены для таскания их на руках, снимаю его с полки и перед выходом предупреждаю что у меня “тяжелый груз” – это никого не смущает, вел выхватывается у меня из рук и свои финальным прыжком я завершаю высадку нашего тамбура на платформу.

Столько велосипедистов за один раз эта платформа, скорее всего, еще не видела – гуськом продвигаемся к зданию вокзала, где нас уже ожидают Денис Симковскийи Олександр Сергієнко. До старта еще полчаса, народ разбредается, чтобы переодеться, перекусить и окончательно привести себя в порядок – решаю последовать их примеру, снимаю флиску (а с утра было таки свежо) запихиваю ее в подседельную сумку взамен пакетов с куриным тушлом от I’MREADY. Не сочтите за рекламу, но почитав отзывы на фейсбуке, я решил взять с собой на пробу пакет такой еды – поскольку ресторанов и столовых в окрестности Трахтемирова не завезли, другого шанса хорошо пообедать на маршруте не было. На бананах, печенье и батончиках можно проехать достаточно много, но в конце концов все упирается в то, как твой организм, а в частности желудок, будет чувствовать себя от таких нагрузок.

Передаю по пакету Оле и Насте, и пока меняю линзы в очках – слушаю краткий брифинг Дениса, суть которого вкратце можно передать парой слов: “в Трахтемирове будьте осторожнее на спусках”. Поскольку месяцем ранее мне и друзьям удалось там проехаться на велосипедах – мы были в курсе что нас ждет, и все были готовы к испытанию.

И вот, время 9:00, Денис дает старт и мы всей дружной толпой в сорок человек выезжаем на набережную. Сходу задается лосиный темп – крутим около 30 км/час, но пока сижу на колесе – еще как-то терпимо. Первый подъем в Триполье сразу разделил группу на “кружки по интересам и возможностям” – понимаю, что гнаться в темпе шоссе я не могу, и рвать когти в самом начале не вижу смысла – лучше я выйду на свой рабочий темп позже и приберегу силы на середину и конец маршрута. Пыхчу в горку, становиться даже как-то в кайф, позади меня c отрывом в метров сто едет Anastasia Gil на шоссере и еще вдалеке Ольга Жалюк – на своем верном МТБ. Немного удивляюсь, почему Оля так медленно заезжает в начальные горки – мы же только высадились из тяги, где почти час отдыхали. Собираемся в минигруппу, нас обгоняет Денис Симковский и напевает песенку которую Денис потом пропел всем участникам, которых обгонял на маршруте: “И такая дребедень целый день, целый день! Вот такая дребедень…”.

Следующие подъёмы заезжаем каждый в своем темпе – вижу что Оле реально тяжело. Интересуюсь, все ли в порядке – отвечает, что начало колоть в правом боку, при нагрузках и езде в гору начинает болеть еще сильнее. Ломить при таком состоянии вообще не вариант, от ветра прикрывать пока тоже нет необходимости – заезжаю в горки, и останавливаюсь пофоткать девчонок, мужественно преодолевающих эти подъемы. На спуске после Стайки, у Насти начинает болтаться подфляжник – останавливаемся. Оказалось, что верхний болт вылетел от тряски и литровая фляга может выпасть на ходу. Изолента у меня закончилась еще при обматывании отваливающегося ящика на киевской сотке, поэтому оставался еще один вариант – стяжки. Нахожу пяток в кармане поясной сумки. Профит) Две стяжки крест-накрест наматываются на подфляжник – можно ехать, если что – дальше пола не впаде. Мимо проноситься Александр Федоров (Aleksandr Fedorov) с товарищем – интересуется, все ли у нас в порядке. Отвечаем утвердительно и пару минут спустя выезжаем на относительный плоскач, где замечаем придорожный пилон-указатель с надписью “Витачив” – сюда надо будет заехать на КП-2. В Гребенях догоняем Саню, который стоит на обочине с другом, и теперь уже наша очередь спросить: “Хау ду ю ду, Фукс?” – “Олл райт, Христофор Бонифатьевич (с)”. Получив такой ответ, и укатываем дальше.

Дорога до Ржищева проходит без приключений – в самом городе останавливаемся, что бы сверить трек, нас добирают два парня мтбшника, и вскоре приезжаем к ТОМУ САМОМУ подъёму – и начинаем торчать понемногу вверх. Ползем, Настя говорит парням на мтб, что бы не стеснялись ее обгонять – на колесе сидеть вообще не вариант. Спустя десять минут выбираемся на плоскач, потом с горки летим вниз – Настя на шоссере лихо обходит меня на спуске, набирая скорость перед следующим подъемом. У меня потихоньку начинает ныть левая нога – ахиллово сухожилие понемногу дает о себе знать. Пока терпимо, еду, но знаю чем это все может закончиться – резкой болью и невозможностью крутить педали. Надеюсь, что пройдет само, немного (насколько позволил шип на кроссовке) иначе начинаю давить на педаль – становиться чуть легче. Оле, тем временем, тоже “хорошо”, но, превозмогая боль в боку, продолжает крутить. Подъем из Ульяников кажется бесконечным – парни на мтб уехали вперед, я же, выехав наверх, успеваю сделать пару фотографий, пока стою. После поворота на Пии, замечаю, как вдалеке, большая группа велосипедистов, около десяти человек, организованно выезжает с заправки – радостно отмечаю, что мы таки кого-то догнали. Почти догнали) Показываю Насте магазинчик, напротив заправки, где на прошлой трехсотке закрылись шторки, и вкатываемся в Пии – знакомый сельмаг на повороте, решаем остановиться.

Пока сидим у магазина, перекусываем, Оля заходит в аптеку, удачно расположившуюся рядом, и набирает тем целительных колес, закидывается ношпой и спазмалгоном. Внезапно, из-за поворота на полном ходу вылетает Александр Федоров (Aleksandr Fedorov) – видя нас, подруливает к нам, резко, с пробуксовкой и клубами пыли останавливаться. “Бреветный форсаж – Пииский дрифт”. Рассказывает, что у товарища, с которым ехал начали отниматься ноги (как бы странно это не звучало), и крутить педали он больше не мог. Простояв с ним минут двадцать, и найдя путь эвакуации для него, Саня бросился догонять нас – давил на педали, не жалея сил. И он был неимоверно рад, что это ему таки удалось) Были рады и мы, что с ним все в порядке – ему осталось проехать только эту дистанцию, для получения звания суперрандоннера) Как только собираемся уезжать, к магазинчику подкатывает Olexandr Korichev и Ко – радуются, что я еду, и будет потом что почитать)

Перекусив и отдохнув, вместе с Александр Федоров (Aleksandr Fedorov) отправляемся дальше (Olexandr Korichev и Ко остаются матрасить у магазина, все по заветам рандоннерства, сами такими были ). Через живописную дорогу, ведущую сквозь туннель из деревьев (прям магическое место) вкатываемся в окрестности Трахтемирова – начинаются крутые холмы, на которых уже кое-где собрали урожай. Проносимся мимо поля, которое я фотографировал месяц назад в самом расцвете сил – яркие желтые подсолнухи, следящие за солнцем, превратились в выжженные и почерневшие палки, понуро опустив свои черные головы. Оля, после закидывания целительными колесами начинает чувствовать себя намного лучше – боль прошла, теперь можно и в свое удовольствие поездить) На одном из спусков, разговаривая с Саней (девчонки чуть отстали), мельком замечаю, как забавно у него дрожит вторая фляга на раме. “А чё с ней может случиться?” – думаю я, и в тот же момент она выпрыгивает из подфляжника и падает на асфальт. Саня сбавляет ходу, и возвращается назад. Вполоборота наблюдаю, как он поднимает ошметки фляги, которую порвало на запчасти от удара об асфальт – и в сердцах швыряет их подальше. Догоняет меня снова – жалко флягу, она была заполнена доверху изотоником собственного приготовления. Ну, зато до КП недалеко, там можно будет пополнить запасы воды и найти какую-нибудь бутылку взамен трагически погибшей.

На повороте, который ведет к почти двухкилометровому спуску в Малый Букрин (тот самый спуск, о котором Денис Симковский предупреждал на старте), вижу как Оля (а девочки успели нас обогнать, пока Саня хоронил флягу в полях) объясняет Насте, чего ждать на этом спуске. В прошлый раз, когда я по нему ехал – я не знал, что а конце меня ожидает девяностоградусный поворот налево. Все бы ничего, но выкат обильно присыпан песком и мелкими камешками – с воплем “ВИБРЯКИИИИ!!!” – тогда я чуть не вылетел в огороды, еле сбросив скорость и не допустив срыва колес в занос – адреналина было немеряно) Теперь я знал, что ждет меня внизу – и начал тормозить еще метров за двести до поворота – хоть это и не сильно весело, но желание остаться целым победило желание упороться). Где-то там же, по дороге через деревню, нам встретились первые рандоннеры, на всех парах несущиеся обратно домой – приветствуем их, а они нас, кричат “До КП недалеко!!!”. Ну а мы в курсе, ездили же)

Проезжаем мимо магазина-ларька, который был закрыт, спускаем еще одну горку, с очередным опасным левым поворотом и песком, щедро насыпанным на самой удачной траектории , немного плоскача и…. вот ОН (Hello darkness, my old friend…), тот самый торч-отец-всех-торчей – ап, где за полкилометра набор составляет около 80 метров. Мысленно киваю головой подъёму, мол “привет, старый друг” включаю музыку в наушниках, и начинаю пыхтеть. Где-то в голове, отдаленно, за звуками музыки раздается: “…дребедень-целыйдень, вот такая-дребедень…” – уровень упоротости понемногу подбирается к критической отметке. Выползаю наверх, встаю передохнуть и дождаться Саню – Оля немного отстала, а Настя сразу сказала – “Бегите, глупцы…”, то есть “Езжайте, наркоманы, ждите меня на КП”. С другой стороны холма, выползают очень довольные Ashton Tricky, со словами “я уже вхламину”, Андрей Макаров (Andrey Makarov) и кто-то еще. Начинаем спускать, вижу еще пару человек, пыхтящих нам навстречу, на подъезде к лесу сбавляю скорость – там тоже коварный такой поворот, в который можно на всех ходах не вписаться – повесить себя и корч на ветки деревьев здесь тоже желания не возникло.

Еще километр ровняка – и вот он, долгожданный КП-1. Навстречу нам – Иван Шемшура, который уже отматрасил и ехал обратно, в тени кустов сидит Жека Оооооооо и бортирует свое колесо – наверное проколол. Еще на подъезде к КП нас радостно встречают и фоткают на память) В конце, возле шлагбаума, стоит столик, у которого отмечаемся по прибытии – наконец можно и отдохнуть. Приветливые волонтеры на кп предлагают водичку, чай, печеньки и бананы – всего по чуть-чуть, набиваю в карманы велоджерси. Но самый главный козырь у меня в подседельной сумке – достаю пакет тушняка с курицей, на упаковке написано “не боится открытого огня”. Хмм, сейчас проверим: прошу газовую горелку, начинаю равномерно, стараясь долго не задерживать пламя на одном месте, прогревать пакет – он начинает менять цвет от воздействия температуры, и спустя минуту делает “пшик” – такую температуру от пламени горелки он не выдерживает, запомню на будущее. Прошу ножичек, вскрываю, и высыпаю все содержимое в миску – куриное мясо в собственном соку, без костей и прочей требухи – очень классно выглядит. А как пахнет – мммм, пальчики оближешь. Миска отправляется на подогрев, параллельно открываю еще два пакета – Олин и Настин. Спустя пять минут, довольно урчим, уминая курицу с хлебом. И никакие рестораны не нужны)

После завариваем чай и отправляемся на разведку – я, Оля, Настя и Саня хотели сначала дойти до руин сгоревшей дачи, но обломались и вышли на утес с лавочкой, одиноко стоящей на краю обрыва с таким прекрасным видом на Днепр – что аж дух захватило. Пока шли – по пути нам постоянно попадались ящерицы, носящиеся то тут, то там, среди пожелтевшей сухой травы: одну ящерку таки удалось разглядеть – здоровая, размером с ладонь и полностью темно-зеленого цвета – она шмыгнула в кусты, как только я достал телефон, чтобы ее сфоткать. Тусим на обрыве, допиваем чай и прикидываем, что по времени мы идем очень даже неплохо и вполне укладываемся в лимит. Но, как бы не было хорошо на КП, нас ждал еще обратный путь – идем потихоньку собирать вещи. Оля достает флаг ВелоРиверские покатушки, делаем фото на память – теперь пора в путь-дорогу. Жека Оооооооо, судя по всему уже починил своего вело-монстра, и ожидал нас – +1 попутчик – что-ж, уже неплохо)

Благодарим волонтеров на КП за гостеприимство, и потихоньку, по чуть-чуть вкатываемся в лес. Подъем с этой стороны более пологий, отдохнувшим и сытым ехать однозначно проще – курица в собственном соку дала просто неимоверный прилив сил) Заезжаю на горку, останавливаюсь, чтобы попить воды – и со стороны деревни слышу гул моторов. Внезапно, из за холма появляются с десяток мотоциклистов – заезжают на парковку-пустырь на холме. На спуске, Жека Оооооооо улетает вперед, пока я убираю флягу – пропускаю остальных передо мной и еду следом. Прекрасно помню, что спуск с этой стороны тоже очень коварен и на скорости около 60-70 км/час там есть только одна правильная траектория, а до ближайшей больнички ой как далеко – поэтому сбавляю скорость, аккуратно прохожу поворот и выкатываюсь на плоскач, где внезапно остановилась Настя.

Торможу возле – у нее прокол. Ну, что поделать, не без этого. Рядом собираются все остальные. Настя со словами, “Все в порядке у меня есть запаска”, ищет ее в сумке, пока я вытаскиваю камеру из переднего колеса. Беглый осмотр показывает, что виновата не случайна колючка на дороге, а немного подуставший флиппер, который должен находиться между ободом и камерой, что бы ее не протирало жесткой внутренней частью обода. В ее случае, этот флиппер чуть съехал в сторону, обнажив отверстие под спицы – и одно из них, таки прорезало камеру. Тем временем с горы опять слышится гул моторов – мотоциклисты возвращаются обратно. Все бы хорошо, но им на встречу, из-за слепого поворота выползает какой-то старый “москвич”, тарахтящий своим движком. Я видя это, поворачиваюсь к мотоциклистам, поднимаю руку вверх мол “стойте”. Настя а-ля Гендальф кричит “Ты! Не! Пройдешь!”, размахивая пробитой камерой. Сработало – “москвич” и мотоциклисты аккуратно разъезжаются.

Настя находит запаску, распаковывает – и теряет дар речи: у нее в руках шоссейная камера под ШРЕДЕР!! (автомобильный ниппель). Мы все немного в шоке, мало-ли для каких целей эта камера, а Настя сокрушается, что купила ее новенькой и запечатанной в пакетике, просто сказав “Дайте мне шоссейную камеру” – поэтому и не проверила ее перед выездом. Делать нечего, достаю заплатки (самоклейку из Настиного набора забраковываю сразу), зачищаю место прокола, клею. Саня с Жекой до сих пор стоят рядом, Оля говорит им что бы ехали, поскольку им нужнее – их отделяла только эта дистанция от звания SR. Парни уезжают, а мы тратим еще минут десять на окончательную склейку и сбор колеса – накачиваем, вроде не спускает, можем выдвигаться дальше. Немного опускаю свое седло пониже – вероятно, левая нога, а в частности ахиллово сухожилие продолжает болеть не просто так. Все остальные варианты посадки и положения шипа на ботинке не давали никакого результата, поэтому из всех вариантов остался только этот.

Втроем выбираемся в Великий Букрин – очень хочется выпить чего-то сладкого, ларёк, закрытый ранее, уже работает – беру банку колы, делим на троих. Впереди нас ждет двухкилометровый подъем из Малого Букрина, наверху, пока есть время, успеваю намазать левую ногу фастум-гелем – становиться легче. Изменение посадки чуть помогло, но поначалу кажется, что сижу на детском велосипеде. Спустя десяток километров это чувство пропадает и я начинаю наслаждаться дорогой и видами вокруг – пока дожидаюсь Олю и Настю на подъемах, во мне снова просыпается внутренний фотограф – делаю по паре кадров с каждого холма, поскольку обычно на фото по маршруту совершенно нет времени.

Проезжая через туннель из деревьев, останавливаемся – еще на пути в Трахтемиров, хотели сделать тут фотографию. Самое время. Девочки становятся по центру дороги, пока я их фотографирую, где-то вдалеке раздаётся гул мотора. “Быстрее фоткай, тут кто-то едет!” – слышу крики. “Ага, щас, еще не сфоткал нормально, ожидайте на линии…”. “Оно приближается!” – “Такс, выдержка, ISO, щелк, щелк…. Блин, рука дрогнула… еще парочка фотографий… иии готово, вроде все” – “Нас сейчас здесь собьют!” – “Готово, можете отходить!” – спустя секунд тридцать из-за поворота выезжает мотоциклист, и проноситься мимо – мы как раз успели уйти с дороги. Прошу теперь сфоткать меня – в этот раз на горизонте все спокойно, и двигаем дальше.

На спуске в Ульяники валим шо дурные – потихоньку открылось второе дыхание, Оля чувствует себя уже в разы лучше, чем с утра, у Насти выросли крылья – на горки взлетает только так. Вдалеке маячит группа мтбшников – Olexandr Korichev и Ко тоже несутся на всех парах к Ржищеву. На спуске, заранее кричу Насте, чтобы тормозила – в конце девяностоградусный поворот направо и в первый раз на BRM 300 я еле туда вписался – хорошо что там не было встречного трафика. Оля едет за мной, успеваем сбросить скорость до приемлемой – выкатываемся на набережную. Далее начинаются холмы и следующая точка остановки нас троих – после последнего подъема, у креста вдоль дороги – место сбора “потерянных душ”. На холме обхожу Olexandr Korichev и Ко – встречают возгласом: “О, Велориверские!”. Киваю головой, потихоньку продвигаюсь вперед – метрах в двухстах от меня едет Оля, Насти все еще не видно, но “ворона смелая, ворона сильная, ворона долетит (с)”. Передо мной едет еще парочка мтбшников, задавая хороший темп, и жалею что не сможем поехать дальше группой – останавливаюсь возле креста, жду своих.

Следующая точка нашего маршрута – КП2, Витачив. Увидев знакомый “пилон” с названием городка, заруливаем туда – на следующем повороте, возле магазина замечаем Александр Федоров (Aleksandr Fedorov) и Жека Оооооооо – не успеваю помахать им рукой, сворачиваем в сторону указателя “Каплиця”. Рад, что у них все хорошо – неплохо идут, раз мы только что их догнали. У нас же, спустя километр, асфальт заканчиваться – по живописной грунтовке выезжаем на смотровую площадку, на КП-2. Делаем фотоотметки, что мы здесь (одно из условий прохождения этого КП), прислоняем велы к памятнику (на этой горке куда не глянь, любой камень – памятник), падаем на траву – охота перекусить. Настя меняет у меня полбанана на половину протеинового батончика – пока ем, отмечаю что он не такой приторно сладкий, как обычный шоколад, от которого иногда начинает сводить зубы. Виды вокруг просто потрясающие – Днепр, как обычно, велик и могуч, а закатное солнце приятно греет спину и освещает деревянную часовенку, стоящую практически на обрыве. Внизу, по Днепру носятся яхты и видно, как вокруг прогулочного катера нарезают круги лодочки поменьше. Ляпотаа…

Внезапно Настя вспоминает про “блюпуп”- колонку, которую везла с собой и берегла как раз на последнюю часть пути – с третьей попытки подключаемся (“Она вчера работала! Это что-то с твоим телефоном…. Ой, надо было блютус включить…). “Раз, раз, это драмм энд басс” – теперь у нас есть дополнительный мотиватор, под музыку крутить становиться веселее. Выбираемся из Витачева, на повороте возле магазина уже никого нет – Саня с Женей давно уже уехали. Вскоре заезжаем в Триполье – мимо нашего, ставшего уже родным, круглосуточного ларечка (с круассанами и чаем), решаем проехать мимо – следующая остановка будет аж после спуска к Обухову, на ВОГе – там планируем съесть по хотдогу.

С этого момента и практически до самого спуска в Обухов, у нас появляется новая забава – поскольку музыка играет с моего телефона, а колонка у Насти – сам собой был организован челендж: ей с Олей нужно было от меня сильно не отставать, а мне – слишком не уезжать вперед. Как только я слышу, что звук затихает – значит пора собраться. Такими “качелями” продвигаемся вперед – начинают маячить огни дорожной техники, оповещающие о том, что идет ремонт дороги. Спуск в Обухов уже перестелен новым асфальтом (очень удачно, что именно с нашей стороны) – но движение организовано только по одной половине дороги. Успеваем пронестись чуть вниз, где дорожный рабочий подбадривает “Давайте газу до отказу!” – и закрывает за нами проезд для машин. Вниз летим быстрее ветра – проезжаем еще один кордон перекрытия, после нас начинают пускать автомобили наверх, и выкатываемся к заправке.

Настя падает (в смысле – садится) на бровку, подпирает затылком пластиковый контейнер, мы с Олей идем внутрь магазина. Пытаемся договориться, какие хотдоги брать – большие или маленькие? Сначала думаю, что большой не осилю, но Оля, глядя на меня, со словами “Да я тебя знаю, потом опять голодный будешь”, заказывает большие. Спорить не пытаюсь, уже представляя, какое это будет обжорство. В добавок берем чай, из одного пакетика завариваем два стакана – все равно за этим никто не следит, а нам нужнее) Пока жуем хотдоги, мимо нас, по дороге проносится группа Olexandr Korichev и Ко – на заправку не заезжают, и заметить нас не успевают. Они напоминают мне нашу группу на весеннем BRM 200 – тогда мы точно так-же, ехали в первый раз, не знали, где правильно матрасить, а где лучше поднажать, поэтому приехали на финиш впритык. Но ничего, по приезду домой скажут, что зареклись катать бреветы, а через неделю будут хотеть проехать три сотни – знаем, проходили)

Сам того не замечая, как проглатываю последний кусок хотдога – Оля была права, слопал все, даже чуть добавки не попросил. Пополняем запасы воды, и прикидываем что времени у нас предостаточно – почти три часа на оставшиеся сорок километров. Фигня какая-то осталась. Внутреннее чутье еще с прошлой двухсотки подсказывает, что в этом районе ожидаются горки, на которых мы должны будем страдать – по факту оказалось, что тогда мы страдали из-за бешенного темпа Енота, который вел нас там около 25-30 км/час на мтб. В этот раз сил (да и опыта) было намного больше – пролетаем Немечив, Тарасовку, Старые Безрадычи со средней в 30 км/час – изредка останавливаясь, что бы свериться с картой. Тем временем начались конкретные сумерки – солнце уже давно село и наступила такая темнота, что без фар хоть глаз выколи. Свою жгу на максимум, в четвертом режиме из четырех на дороге светло, как днем – в Малых Безрадичах начинается хреновый асфальт, с ямами ближе к обочине. Сам я держусь практически по середине дороги – трафика нет, и асфальт чуть лучше. Замечаю как Настя ловит четыре ямы на дороге подряд – ее хорошо трясет, но продолжаем катить. Едем, пока Оля не сообщает – “Настя отстала”. Оборачиваюсь – никого, даже фары не видно. В голову лезут стрёмные мысли – все как в хоррор фильмах, когда последний из группы внезапно куда-то пропадает…. Приехали….

Разворачиваюсь, еду обратно – метров через триста замечаю велосипедную фару и саму Настю, которая уже сняла переднее колесо – походу снова прокол. Подъезжаю ближе, она говорит что “Вы так хорошо ехали, что я даже не успела крикнуть – поэтому и не стала орать дальше, сами потом заметили”. Хорошо что это “потом” оказалось спустя триста метров, а-то могли бы и еще дальше укатить). Звоню Оле, которая осталась впереди, сообщаю последние новости и говорю чтобы вернулась к нам – помогаю разбортировать покрышку. Достаем камеру, в надежде что там просто колючка – начинаем накачивать иии…. “змеиный укус” – видать одна из тех четырех ям сделали свое коварное дело. Достаточно неприятная штука, поскольку заклеить такое практически нереально. Но, попытка не пытка, другого выбора нет, потому что единственная шоссейная запаска под ШРЕДЕР!!!11 КАРЛ!! (ажтрисёт), а все участники на шоссерах, у которых в теории должна быть запаска, наверняка уже на финише. Зачищаю камеру, наношу клей, ждем…

Отдельно стоит отметить место, напротив которого это все случилось – остатки удачи еще нас не покинули окончательно, поэтому прокол случился напротив единственного источника света в округе – этакий вагончик-придорожное кафе, откуда на всю округу орала музыка, что то из разряда старых хитов 90. Клею среднего размера заплатку, которая захватывает обе дырки и плотно прижимаю пальцами – жду еще пару минут. Вроде все, можно накачивать – ставим покрышку обратно, начинаем задувать воздух – есть стойкое опасение, что заплатку сомнет и колесо практически мгновенно спустит. На удивление, этого не происходит – накачиваю до более-менее нормального давления, ставим колесо на место. Урааа! Мы все еще успеваем!! Но не тут то было – спустя метров десять переднее колесо опять стоит на ободе. Это финиш, господа! Поскольку нам с Олей “недоезд” этой дистанции ничем не грозил, решаем остаться с Настей – в самом деле, не бросать же ее одну, среди “е*аного нигде”, где жизнь наверняка появляется только к обеду, а возможность уехать на транспорте – где-то в том же временном диапазоне. Звоню на финиш, сообщаю Олександр Сергієнко что мы сходим с дистанции. “Как сходите, постой! Ловите еще кого-нибудь, ищите запаску!” – “Саня, мы уже крайние, за нами никого, тем более на шоссерах” – “Крайней бывает только плоть! А вы – последние! Эвакуировать вас не смогу, уже забирал одного с маршрута и места в машине нет, сами выберетесь?” – “Ну, сейчас ищем варианты” – “Окей… Значит Струль, Жалюк и Гиль – записываю – DNF (Did not finish)”. Кладу трубку, а поскольку идти особо некуда , слетаемся, как мотыльки на свет, в то самое кафе…

Подходим ближе, прислушавшись, узнаю песню – Strangers by night в исполнении C. C. Catch. “Интертеймент” устроен максимально просто – монитор на витрине повернут “лицом” во двор, и пара колонок транслируют всю непередаваемую атмосферу девяностых прямо в уши. Сразу захотелось напялить кожаную куртку с заклепками и сделать “хайер” дыбом а-ля “ударенный током” и полностью, погрузиться в теплые, ламповые звуки синтезаторов и клавитар – ох уж действительно колоритное местечко! Заказываем себе чаю, и располагаемся за единственным столиком, который был на площадке – хорошо что лето решило вернуться и на улице не холодно. Настя начинает листать список контактов в телефоне и прикидывать, кто сможет ее забрать – вызывать такси не вариант – будет стоить миллионы денег, да и никто ночью, а тем более в такую дыру, не поедет. Остаётся только рассчитывать на помощь друзей. Ну, в крайнем случае, у меня есть зажигалка и сухое горючее – если что, смогли бы заматрасить в лесу, нам не в первой)

Сидим, пьем чай – подваливает компания каких-то мужиков-ханыг, непонятно что забывших в этих краях. Краем уха слышу их заказ: четрые стаканчика водки – понятно, им здесь есть чем поживиться. Поп-музыка 90-х сменяеться на какой-то непонятный “унц-унц” танцевальный ремикс песни Цоя – звезда по имени Солнце – мужики одобрительно галдят, просят сделать чуть погромче. Звуки из зАда, одним словом. Блин, прошло только 30 секунд этой композиции, а я уже мечтаю вернуть синты 90-х, а не это говно, но спорить с соседней компанией совершенно не хочется, поэтому сидим попивая чаёк. Внезапно, совершенно из ниоткуда к нам приходит пес – огромная немецкая овчарка, ухоженного вида, с ошейником. Подходит ближе, дает почухать себя за ухом – опасаюсь, что если этой псине что-то не понравиться, останусь без руки – но выражения высшего блаженства на морде читается безошибочно, когда его начали чесать аж в три руки) Глянув каждому из нас в глаза, с немым вопросом “А есть чё пожрать?”, и не получив ничего вкусного, пошел к компании мужиков за соседний столик – там от радости, минуту назад разбили гранёный стакан, судя по всему принесенный кем-то из этой компании – но появление пса скрасило эту неудачу, и сразу нашлась палка колбасы, пара кусков которой исчезла в пасти животного.

Настя,наконец, смогла дозвониться до подруги, которая была в Киеве и согласилась забрать ее из этого места. Следующие полчаса проходят в мониторинге комментов на фейсбуке и периодическим почухиванием огромного собакена за ухом – за лаской и заботой он приходил к нам, а питаться колбасой он ходил за соседний столик) Обидно конечно, у нас были все шансы вписаться в лимит – но вот вам еще один пример: всегда стоит проверять свое снаряжение перед выездом. Хорошо что такой критический прокол случился в 20 км от финиша – представьте каково было бы остаться посреди трассы где-то в поле, когда до ближайшей деревни 15 километров?)

И вот, приезжает эвакуационный транспорт – прощаемся с Настей, сажаем ее в машину. Напоследок сверяюсь с треком на ее телефоне – запоминаю маршрут, хотя нам по нему уже совсем необязательно ехать: Настя предлагает что бы я с Олей выбирался через Столичное шоссе. Говорим, что подумаем, обнимаемся и машем ручкой напоследок – машина скрывается во тьме.

Выдвигаемся и мы – едем хорошо, погода прекрасная, первый же подъем дает нам с Олей согреться – теперь просто катим в свое удовольствие. Проезжая мимо КП-3, сроки отметки на котором уже давно прошли, переглядываюсь с Олей: “Сфоткаемся по приколу?” – “А давай!” отвечает она. Позируем на фоне красного магазина, делаем фотки – вдалеке, из сторожки возле военной части (а прям возле этого магазина расположен какой-то радарный объект) выглядывает охранник, удивившись, что мы тут забыли и что мы тут фоткаем. Убираемся восвояси, пока он не подумал, что мы какие-то шпионы, и не пустил за нами погоню – едем и радуемся, насколько простыми оказываются последние 15 километров. Поворот на Столичное шоссе не сговариваясь пропускаем – мы таки осилим этот маршрут с финальными горками целиком. В прошлый раз они казались бесконечностью – а теперь никакие апы не доставляли нам серьезных хлопот: последний подъем на “Мертвологическую” поднимается на раз-два – по сравнению, с тем что было сегодня на маршруте, это просто easy peasy).

Вкатываемся на финиш – он закрылся уже два часа назад, но в воздухе до сих пор витает чувство победы и торжества. Для нас с Олей завершение этот непростого маршрута, стало возможностью отдать должное всем, кто ехал сегодня с нами и помогал организовывать этот безумный (как скажут далекие от рандоннерства люди) путь из ниоткуда в никуда, из которого мы каждый раз приезжаем немного другими людьми. Делаю финальную фотку – мы достигли финальной точки и вдвоем, на всех парах, укатываем по ночной улице навстречу долгожданному отдыху.

В очередной раз выражаю благодарность Денис Симковский и Олександр Сергієнко за организацию маршрута, команде волонтеров, которые дежурили на певром КП и приняли всех, как родных, и всем участникам, которых мы встречали на пути – приятно знать, что не ты один такой упоротый собрался ехать в такую даль, дабы поесть бананов на КП где-то в лесах Трахтемирова)

Поздравляю Александр Федоров (Aleksandr Fedorov) и Жека Оооооооо – с получением звания Суперандоннера. Вы долго к этому шли, и я рад что вы уложились вовремя, несмотря ни на что)

Посылаю лучи добра и счастья двум очаровательным спутницам, с которыми делил все невзгоды и радости этого длинного пути: Ольга Жалюк и Anastasia Gil – вы просто супер) Настя, в следующем году должны повторить) Авось и тебя затянет это все дикобразие) А мы с Олей тебе в этом поможем, можешь не сомневаться)

____________________________________________

*сцена после титров*

Затаскиваю свой корч на второй этаж (что за дурацкая привычка блокировать лифт от подъема туда), по пути через порог квартиры еле успеваю словить кота, который уже высунул морду в общий коридор (бегай еще, ищи черного кота в темном подъезде), паркую вел. Снимаю шлем, очки, вешаю поясную сумку, вытаскиваю всякое барахло из карманов: какие-то обертки батончиков и какой-то кулёчек, и внезапно салфетка…. И тут я вспомнил, что хотел сделать с ней еще в электричке. То, что забыл и вспомнил только по прошествии больше двухсот километров… Возвращаюсь в коридор, выкатываю велосипед под свет лампочки – и протираю передние звезды от черного слоя масла, еще утром оставившего огромный след на моей белой командной джерси – так то лучше, теперь они никого не испачкают…

Fin.